Ковка, кованые изделия и
кузнечные работы в Москве
Тел.: 8-916-151-4139


Ковка Москвы

Художественный металл XVII века


Произведения кузнечного и литейного искусства рождаются всегда в результате тяжелого физического труда. И кузнецы, и литейщики во все времена — это неутомимые труженики, имеющие дело с огнем и металлом, послушными только искусным рукам.

Независимо от того, делал ли кузнец украшение — крест на церковную главку или сугубо утилитарную вещь, нужную в любой избе,— светец для лучин или сечку для капусты, он старался сделать ее красивой.

В Государственном Историческом музее экспонируется сечка, изготовленная в XII веке. По форме — это закругленная по профилю корыта лопатка, переходящая в стержень. Конец стержня имеет полость для насадки на деревянную рукоять. Плоскость между стержнем и верхними краями лпатки обильно украшена спиральными завитками (рис. 1), Четкость формы и ясность ритма сквозного узора делают вещь привлекательной. Все здесь логично; кузнец, расковывая лопатку, должен был либо отрубить верхние концы, либо закрутить их в спираль — функционально ненужный металл превратить в украшение (мелкие спирали припаяны к стержню латунью).

Назначение и способ изготовления изделия во многом определяют его форму, выявляют причинность того или иного художественного решения, и рассматривать художественный металл вне связи с технологией, орудиями труда и технической оснащенностью предприятий было бы неправильно. Более того, неизменность технических возможностей мастеров ручной ковки определяет тот факт, что народные орнаментальные мотивы оказываются весьма живучими, переходят из века в век несмотря на изменение вкусов, стилей, да и самого назначения изделий.

В истории развития прикладного художественного металла Москвы прослеживается одна постоянная тенденция — в каждом стиле можно выделить самостоятельную группу изделий, в которой широко используются элементы народного узорочья. Технические новшества раньше всего появлялись на крупных предприятиях, железоделательных мастерских или заводах. Основная же масса мелких кузниц оставалась вплоть до XIX века почти на том же техническом уровне, что и кузницы XVI—XVII веков. Именно они и были той базой, на которой изготовлялось наибольшее количество художественных изделий из металла для нужд города того времени.

Что представляла собой московская кузница XVI—XVII веков? В ней размещались горн, сложенный из камней или кирпича, железный вытяжной зонт (дутье обеспечивалось ручными кожаными мехами), двурогая наковальня, тиски и инструменты: несколько ручников, кувалда, клещи с разными губками, зубила. Стояла бочка с водой, ящик для угля, стул под тиски. Снаружи устраивался станок для ковки лошадей.

Как правило, кузнецы в Москве селились слободами. Об одном из таких поселений хранится память в названии московской улицы и сегодня — Кузнецкий мост. Были «кузнецкие ряды» и в Замоскворечье, и у стен Белого города. На месте современной Пушкинской площади стояли 63 кузницы. Сигизмунд Герберштейн (посол Священной Римской империи), живший в Москве в первой половине XVI века, писал: «Самый город — деревянный и довольно обширен... еще более увеличивается он от растянувшихся длинным рядом в конце его домов кузнецов и других ремесленников, действующих огнем». Обилие кузниц было вызвано тем, что в этот период металл получил широкое применение в московском строительстве. Такое положение по сравнению с Западной Европой объясняется экономической отсталостью Русского государства, едва успевшего к тому времени ликвидировать тяжелые последствия монголо-татарского ига и периода феодальной раздробленности.

До XVII века производство железа в России велось кустарным способом и было сосредоточено в районах поверхностного залегания болотных руд. Только в середине XVII века э окрестностях Москвы, Тулы и Каширы возникает несколько железоделательных заводов. Повсеместно развивается кузнечное дело — в Москве, Туле, Калуге, Великом Устюге, Костроме, Ярославле и других городах.

Москва того времени в основном была деревянной. Только церкви возводились из кирпича и белого камня. Церковное строительство было основным потребителем изделий художественного металла. Кроме богатого внутреннего убранства, московскими ремесленниками делались для церквей деревянные обшитые железом створы окон и порталов, оконные и дверные решетки, наружные торшеры-подсвечники, подзоры кровель, ограды и ворота.

Ремесленное производство еще не делилось на производство бытовых товаров обычного потребления и на производство изделий для общественных нужд. Кузнец, оковывавший дубовые сундуки, таким же способом оковывал деревянные ставни окон и двери порталов церквей. Чаще всего двери оковывались железными полосами, идущими в горизонтальном и вертикальном направлениях, при этом пересечения полос украшались вырезанными из более тонкого металла декоративными деталями — цветком, квадратом, ромбом, заклепкой и т. п. Иногда деревянные двери не обшивали сплошь металлом, а только укрепляли коваными деталями. Выработался определенный тип такой оковки с традиционными деталями украшения: жиковинами (особый вид петель); накладными секирными замками; дверными ручками в виде кольца.

Кузнецы выковывали жиковины самых различных форм из железной полосы или листового металла. Например, на одном конце отгибали втулку петли, а на другом делали вырубленные и отогнутые завитки — украшения. Поверхность жиковин оформлялась по-разному: это могли быть орнаментальная насечка, декоративные шляпки кованых гвоздей и наконец яркая окраска.

Если жиковины имели просечной узор, под ними делалась цветная подкладка — сукно, кожа и др. Секирные замки и накладки под дверные ручки имели другую форму, но выполнялись тем же способом, что и жиковины. Дверные кольца (стукала) гнулись из заготовки круглого прутка.

Основным элементом в рисунке был мотив "червонки" - симметричной сердцевидной фигуры. На сохранившихся до наших дней зданиях и сооружениях XVI-XVII веков подзоры восстановлены в период реставрационных работ. Чтобы показать, сколь распространено было просечное железо в то время, приведем ряд объектов с описанием характера рисунка подзоров:
церковь Благовещения в Старом Ваганькове, архитектор Алевиз Новый, 1514 г. (не сохранилась) — имела подзоры на верхнем ярусе у козырька и под главкой — зубчатый просечной узор, аналогичный подзорам, украшающим ныне главки церкви Покрова в Филях;

церковь Двенадцати апостолов в Кремле, 1656 г.— имеет просечные подзоры у закомар и абсид в виде частых узорных треугольников;

церковь Николая Чудотворца в Столпах (не сохранилась), 1669 г.— имела подзор с зубчатым просечным рисунком;

Константино-Еленинская башня Кремля, верхние ярусы, 1680 г.— имеют подзоры, по раппорту, состоящему из крупного узорчатого ромба, чередующегося с мелкими зубцами;

Набатная башня Кремля, верхние ярусы, 1686 г.— имеют подзоры, рисунок которых построен на основе червонки;

Оружейная и Комендантская башни Кремля, верхние ярусы, 1686 г.— имеют подзоры из просечного металла с рисунком из чередующихся крупных и мелких зубцов;

церковь Всех святых на Кулишках, 1689 г.— имеет подзор у главки, в основе рисунка — раппорт-червонка;

церковь Покрова в Филях, 1692 г.- имеет золоченые подзоры у главок рисунком из мелких, равномерно расположенных зубцов;

церковь Успения на Покровке, 1699 г. (не сохранилась) — имела подзоры у кровли второго яруса, а также у верхней кровли восьмерика и у главки, в основе рисунка — два раппорта - простые, равномерно расположении зубцы во втором ярусе и сложны рисунок, состоящий из узорной червонки, повторяющейся через два мелких зубца в верхней части восьмерика.

Композиционные находки народного творчества, связанные с изготовлением предметов быта, использовались кузнецами в гражданском и церковном строительстве, развивались ими, усложнялись. Многие из этих решений канонизировались церковью, надолго оставаясь в сфере церковного строительств в качестве образца. Так было, например, с простым кузнечным изделием - приспособлением для освещения избы лучинами — светцом.

Рассмотрим, как это происходило во времени.

Светец — это металлический стержень, имевший на верхнем конце расщепление, в которое вставлялась длинная зажженная лучина. Чтобы стержень с лучиной стоял вертикально к его нижнему концу приклепывали тяжелый обруч. Во избежание пожар, светец ставили в ведро с водой. Постепенно кузнецы начали украшать свои изделия различными узорами и завитками. Вместо стержня бралась железная полоса, ее края надрубались и закручивались в тонкие волюты (как в ранее приведенной сечке), верхний конец полосы делился надвое и каждая часть прорубалась, как веер, на множество «пальцев» для зажима лучин.

Именно верхняя часть светца с горящими лучинами будила фантазию, заставляла мастеров изобретать все более сложный рисунок разветвления стержней, делать его узорным и красивым, напоминающим сказочную жарптицу. Потом орнаментальный мотив верхней части светца (лучинника) будет использоваться при украшении церковных оград XVIII века, а спиральные завитки на стержне светца украсят окна господских дворцов, их узорной решеткой.

В первой половине XVII века значительно возросло количество заказов кузнецам на церковные ограды и оконные решетки. Деревянная Москва постепенно становилась каменной.

В Кремле в 1635— 1636 гг. был построен первый царский каменный Теремной дворец. В центральных районах города широко распространяется каменное строительство, оно становится теперь престижным. В течение XVII столетия все деревянные храмы Москвы были заменены каменными. Время было неспокойное, и почти каждое капитальное гражданское или культовое здание обязательно имело в окнах железную решетку.

Мастерство изготовления железных оконных решеток и металлических ограждений церковных порталов, естественно, не стояло на месте, а постоянно совершенствовалось. Рассмотрим схемы эволюции оконных и дверных решеток в их развитии от простого к сложному решению.

Большое разнообразие видов оконных и дверных решеток XVII века можно объединить в четыре основные группы, положив в основу такой систематизации технологию их изготовления и монтажа.

Принципиальная схема решеток первой группы образована рядом вертикально расположенных стержней. Какой бы причудливый рисунок элементов ни создавали эти различно согнутые прутки — шахматную клетку, диагональную сетку или кружевную вязь, в основе своей это вертикальные стержни. Схема решеток второй группы — прямоугольная сетка, которая образуется при пересечении вертикальных и горизонтальных стержней. Она может быть простой, может иметь сложный рисунок с концентрическими кругами, но основой, ее каркасом, остается прямоугольная сетка стержней.

Схема третьей группы решеток технологически построена на сетке из диагонально расположенных прутков или полос металла. Стержни могут иметь равномерно распределенные по длине изгибы. Такая система позволяет выполнять как простые, так и сложные орнаментальные композиции путем незначительного изменения угла излома косого стержня.

Основу схемы решеток четвертой группы составляют кольца. Сама решетка состоит из колец, связанных между собой хомутами. Она может быть однослойной и двухслойной. В последнем случае рисунок усложняется вследствие сдвига центров колец одного слоя относительно другого. Не следует думать, что одна схема решетки сменялась другой во времени последовательно. Все они существовали и изготовлялись на протяжении многих веков, как простые, так и сложные.

Наиболее распространенными типами оконных решеток в XVII веке были «кубчатые», состоящие из волнообразно изогнутых стержней, соединенных в верхней части волны хомутами, и «крещатые» — из стержней, согнутых наподобие коленчатого вала.

При изготовлении кубчатой решетки расстбяние между стержнями обычно принималось от А" до 8" (100—200 мм). Имея размеры проема, кузнец, в зависимости от рисунка решетки, задавался расстбянием между прутьями, определял длину волны, длину заготовки и число прутьев на одну решетку.

Соотношение между размерами одной ячейки кубчатого узора по ширине и высоте чаще всего принималось 1 : 1,5, а диаметр стержней 20—25 мм. Так, при изготовлении решеток окон трапезной Новодевичьего монастыря были использованы стержни диаметром 20 мм, шаг их в плане был принят 180 мм, а по высоте — 280 мм. Прутья изгибали в горячем состоянии на досках со штырями.

При определении длины заготовок учитывалась заделка стержней в кладку. После гибки они соединялись нагретыми хомутами из полосового железа, которые при остывании прочно стягивали стержни между собой.

Практически вся технология изготовления настолько обнажена, что не требует детального пояснения. Элементы решетки хранят следы ручной ковки по шаблону. Хомуты гнулись в горячем состоянии из заготовок того же сечения, что и стержни решетки.

Среди сохранившихся оконных решеток XVII века особого внимания заслуживает решетка церкви Успения в Гончарах. Решетка из кованых стержней прямоугольного сечения 25X25 и 13X25 мм, в ее рисунок включено изображение христианского креста с косой планкой. Такое решение оконных ограждений в московском зодчестве встречается довольно редко.

Рисунок решетки построен на основе модуля, равного 150 мм. Общий ее размер 7X5 модулей. Все членения также подчинены модульной сетке 150X150 мм. Технологически — это гнутье, соединение элементов клепкой и хомутами, пересечения — вполжелеза. Близка к ней по исполнению решетка ворот колокольни церкви Григория Неокесарийского на Б.Полянке. Ворота состоят из четырех створов, заполненных кованым орнаментом из стержней прямоугольного сечения. Детали рисунка, манера обработки составных частей орнамента, даже модульность членений напоминают решетку окна церкви Успения в Гончарах. Отличительная черта кованых ворот — отсутствие соединений элементов с помощью хомутов. Со стороны полутемного помещения колокольни симметричный по своему строю рисунок решетки похож на витраж. Глухая обшивка листовым железом верхней и нижней частей створов ворот усиливает это впечатление.

Редкая по простоте решения высокая ограда украшает церковь Николы в Пыжах по ул. Б. Ордынка. Церковь реставрировалась в 1985 г. Ограждение имеет высокий цоколь и массивные кирпичные столбы Звенья ограды состоят из 23 тонких вертикальных стержней сечением 20X20 мм, соединенных между собой в нижней части тремя горизонтальными связями сечением 13X40 мм. Наиболее интересная часть звена — верхний пояс, склепанный из скоб и волют, прихотливо расположившихся на концах вертикальных прутков Рисунок звена симметричен и завершается в середине ромбовидной фигурой с двумя крупными волютами (рис. 7). Решетка кованая, в горизонтальных связях просечены квадратные отверстия и через них пропущены вертикальные стержни. Крепление узорного верхнего пояса решетки к стержням выполнено клепкой, а также сквозными шипами с расклепкой концов.

К XVII веку относится и церковь Николы в Хамовниках, расположенная в начале Комсомольского проспекта. Трудно сказать, какая ограда окружала церковь в XVII веке, но известно, что в 1836 г. это была низкая железная решетка. На изображениях 1851 — 1880 гг. видно, что у церкви была высокая барочная ограда со сложными кирпичными столбами, профилированными карнизами и пилястрами. Металлические звенья набирались из 12—14 вертикальных прутьев и были украшены накладными коваными листьями, цветами и волютами. В конце XIX века эта ограда разрушилась и в XX веке была заменена новой, которая сохранилась до наших дней.

Рис. 8Стойки были выполнены из труб, звенья — из стандартных стальных стержней и полос. Все соединения элементов сварные. Однако с северной стороны участка сохранилось несколько звеньев низкой ограды такого же рисунка, но исполненной совершенно иначе. Стойки железные, кованые, квадратного сечения 2"Х 2" (50X50 мм). Верхние концы вертикальных стержней соединены одной провисающей между каждой парой прутков кованой полосой.

Звенья ограды крепились к стойкам коваными элементами, вставляемыми в прямоугольные отверстия стоек. По характеру ковки этих звеньев и стоек можно предположить, что они относятся к концу XVII века. На рис. 8 показаны узлы и детали старой части ограды.

Мы рассмотрели изделия художественного металла Москвы XVII века, в которых мастера активно обращались к древним народным традициям. Параллельно развивалось и другое направление, в основе которого была тенденция использования в ковке образцов западноевропейского искусства. При заказе так и определялось — «по заморскому образцу, тою же мерою». Но истинные художники — а русские кузнецы и литейщики были художниками высокого класса — не могли слепо копировать, не внося в произведение своего понимания художественной выразительности изделия, его места в ансамбле или отдельном здании.

Среди кузнечных работ этого направления особо выделяется так называемая «Золотая решетка» Кремля. Она была создана в 1670 г. и установлена на Верхоспасской площадке Теремного дворца, которая соединяла царские покои с домовой церковью — Верхоспасским собором. На площадку вела лестница, закрывавшаяся наверху этой кованой железной решеткой. Это была яркая, красочная, «царская» решетка, покрытая позолотой, а фантастические звери, птицы, рыбы и скоморошьи головы, заплетенные между витками спиралей, окрашены в разные цвета — синие, фиолетовые, зеленые, ярко-оранжевые. «Золотая решетка» так понравилась москвичам, что собор стали называть «Спас за золотой решеткой».

В XVII веке решетка была наружным оформлением каменного двора и стояла на открытом воздухе. В XIX веке при строительстве Большого Кремлевского дворца архитектор К. А. Тон включил Верхоспасскую площадку в ансамбль дворца, и «Золотая решетка» оказалась в составе интерьера. Площадку перекрыли, соорудили три арочных проема на месте решетки. Решетку же расчленили на три части и установили во вновь выложенных арках.

Рис. 10Решетка выполнена с большим мастерством, декоративные вставки хорошо прочеканены. Несомненно, что за образец были приняты решетки ренессанса, в которых широко применялись круглые прутки, завитые в спирали. Аналогичные орнаментальные мотивы в XVII веке использовались кузнецами разных стран Западной Европы. Так, например, в Дании в XVII веке была создана решетка собора Резкильде, имеющая в своей основе те же спаренные спирали с неясно выраженными фигурами, заплетенными в ткань орнамента.

Рис. 11Кремлевские мастера, использовав при создании «Золотой решетки» спаренные спиральные плетения, включили в кружевную вязь и конкретные изображения. Такое решение подсказывалось окружающим архитектурным декором. Так, в каменной резьбе Теремного и Потешного дворцов присутствует не только растительный орнамент, но и изображения зверей, птиц, сказочных чудовищ, единорогов и т. п. Пышная каменная резьба порталов, наличников, окон, наддверий этих дворцов окрашивалась в разные цвета. Так что «Золотая решетка», создание которой навеяно окружающим декором и его цветностью, оказалась как нельзя кстати в таком окружении.

Существует легенда, что решетка отлита из медных денег, изъятых казной из обращения после известного Медного бунта. Эту легенду приводит И. Е. Забелин в своей публикации «Домашний быт русских царей». Однако «Золотая решетка» — кованая, железная. Существовал своего рода второй экземпляр «Золотой решетки», выполненный для Смоленского собора Новодевичьего монастыря через 15 лет, в 1685 г. В северной части галереи, идущей вокруг собора, на расстоянии 0,75 м от иконостаса стояла железная кованая решетка, выполненная по тому же рисунку, что и кремлевская, с незначительными отклонениями. По архивным данным монастыря, решетка была откована в течение года двумя оружейниками государева Ствольного приказа Никитой Моревым и Алексеем Ефимовым.

В основе рисунка решетки - один повторяющийся элемент — спаренная спираль из тонкого железного прутка, вписанная в прямоугольную рамку и украшенная коваными плоскими птицами, головами скоморохов, бутонами цветов и т.п. Можно предположить, что при изготовлении большого числа одинаковых по рисунку спиралей кузнецы предварительно отковывали эталонную спираль, по которой выполняли шаблон. В центре шаблона, у начала спирали, делали захват. Накладывая на эталонную спираль тонкий пруток и отрубив излишки металла, после его распрямления получали точную длину заготовки. Заготовка с предварительно откованным началом спирали изгибалась по шаблону и приобретала заданную форму.

Элементы решетки — спирали, рамки, узоры — соединялись между собой кузнечной сваркой и клепкой. Места клепки в рамке каркаса украшались вырубленными из листового железа цветками. Для придания решетке большей прочности от основных спиралей в разных направлениях ответвлялись прутки, соединяемые с витками спиралей кузнечной сваркой. Рисунок на декоративных элементах — птицах, головах скоморохов и других - чеканился.

Популярность орнамента «Золотой решетки» в Москве привела к многократному его повторению в различных зданиях и сооружениях города вплоть до наших дней.

Развитие художественной ковки и литья, особенно в последние десятилетия XVII века оказало значительное влияние на этот вид прикладного искусства в России XVIII века.





 
Все права принадлежат их обладателям.
Остальные - © LeJardin 2003-2006
Тел. в Москве: 997-4629; 8-916-151-4139

web дизайн, создание сайтов, веб дизайн, разработка сайтов, продвижение сайта, web сайт, раскрутка сайта, дизайн студия [AD]