Ковка, кованые изделия и
кузнечные работы в Москве
Тел.: 8-916-151-4139


Ковка Москвы

Художественный металл 1830-1890 годов


Тридцатые годы XIX века характеризовались значительными сдвигами в социальной структуре русского общества. Теряло ведущую роль дворянство, все большую силу набирало «пробивавшееся локтями» купеческое сословие. Развитие промышленности выдвигало на первый план, как ведущую силу, представителей промышленного капитала. Все яснее обозначались изменения в общественных настроениях и вкусах как по отношению к художественной системе классицизма вообще, так и к произведениям прикладного искусства в частности. Всенародный подъем, рожденный победой в Отечественной войне 1812 г., постепенно угасал, а вместе с ним терял привлекательность античный идеал классицизма. Менялся характер требований, предъявляемых к художественному металлу. В качестве заказчика все чаще выступали разбогатевшее купечество, заводчики и фабриканты. Вопросы художественного вкуса отодвигались на второй план. Ведущим принципом становилось отражение богатства заказчика художественного произведения и его представления о красоте, в качестве декора использовались элементы исторических стилей прошлых эпох. Начинался период историзма, или эклектики.

Если и не было в это время создано сколько-нибудь значительных произведений в области архитектуры Москвы, то в области художественной ковки и литья московские мастера получили возможность освоить арсенал технических приемов работы с металлом, который был накоплен отечественным и европейским искусством за предыдущие эпохи. В этот период московские мастера выполняли художественные изделия из металла в технике древнерусских мастеров Пскова и Новгорода, в стилях готики, ренессанса, барокко, византийском и др., соблюдая основные композиционные требования каждого из них.

Архитекторы охотно включали изделия из металла в качестве декоративных элементов даний. Так, А. Н. Померанцев, К. К. Гиппиус, А. С. Каминский и др., много строившие в этот период, активно использовали художественную ковку и литье. Обилие заказов в свою очередь способствовало росту опыта и мастерства московских кузнецов и литейщиков. Это было время целого ряда технических открытий в металлургии и обработке металла. В руках мастеров оказался разнообразный сортамент изделий стандартного металлопроката. Появились аппараты газовой и дуговой сварки, автогенная резка металла, мощные прессы.

Совершенствовалась технология ковки, многие кузнечные операции выполнялись механизированным способом с помощью специальных приспособлений. В соответствии с этим изменялся характер кованых изделий, начали применяться точеные и штампованные детали, крученые прутки и катаные профили. В конце XIX — начале XX веков получают распространение орнаментированные детали промышленного изготовления в виде профилей разного размера, конфигурации и рисунка.

Девятнадцатый век в России отмечен ростом национального самосознания, особенно в Москве, которая исстари была центром национальной культуры. Московские мастера начинают активно использовать в своем творчестве прообразы древнерусского искусства.

«Демократическая направленность поисков образного языка, понятного народу, имела параллели в литературе, живописи и музыке того времени (например, в музыке «Могучей кучки» и живописи передвижников».

«Я думаю, что искусство и не может быть никаким иным, как национальным Нигде, никогда другого искусства и не было...»,— писал идеолог передвижников И. Н. Крамской.



Направление в искусстве России XIX века, именовавшееся «русским» стилем, имело два течения: одно, официально поддерживаемое самодержавием, так называемый русско-византийский стиль, ориентировалось на формальное использование элементов храмового строительства древней Москвы (Кремля) и Владимира, другое, оппозиционное течение, исходило из более демократических предпосылок, стремясь к широкому использованию народных традиций в искусстве.

Рис. 2Оконные решетки Оружейной палаты и решетки заполнения проемов часовни Прохорова в Новодевичьем монастыре имеют своим прототипом изделия из металла кремлевских соборов XV-XVII веков (рис. 1).

В духе русского узорочья выполнены кованые ворота здания Московской городской думы (музей В.И. Ленина). Интересно, что весь богатый узор полотен ворот состоит в основном из трех элементов (Рис. 2).

Рис. 3Аналогичное, но более простое решение ворот Государственного Исторического музея на Красной площади (Рис. 3).

Широкий размах строительства в Москве привлекает в город большое количество ремесленников, каменщиков, резчиков, кузнецов. В свою очередь, их работа в Москве активно повлияла на возрождение кузнечного промысла на основ самобытных народных традиций в Тульской, Тамбовской, Нижегородской и других губерниях. Этому мы находим яркое подтверждение при знакомстве с редкой коллекцией кованых ставней и дверей Нижегородской губернии, собранной Ю. Г. Самойловым. Вот что говорит об этом сам Самойлов: «,..во второй половине XIX века ... в Нижегородской губернии,., у кладовых в кирпичных домах... появились железные двери, решетки, ставни кузнечной работы, украшенные разнообразным и неповторимым рисунком из кованого металла, завитого в спирали, побеги, чер-вонки, Возникновение этого промысла в губернии относится, по-видимому, к 60— 70-м гг. Вначале двери и ставни не имели художественной обработки; богатую декоративную отделку начинают применять в конце 70-х — начале 80-х гг. Просуществовав в течение 40—50 лет, этот промысел угас».

Внимательное изучение этих изделий народного творчества показывает, как много приемов обработки металла, компоновки отдельных элементов орнамента, самих традиционных фигур и их составных частей переходит из поделок сельских кузниц в церковную архитектуру, а затем и в гражданскую, городскую. «Рисунок этих деталей непосредственно зависел от свойств самого материала и технологии его обработки. Раскаленную докрасна полосу кузнец расщеплял и «лепил» молотом и клещами пышный узор».

Народные истоки отличают многие изделия художественного металла Москвы по сравнению c Петербургом или Одессой. Рассмотрим детальнее ряд характерных приемов. Чаще всего встречается S-образный элемент. Затем различные варианты обращенных навстречу друг другу волют. Оба эти элемента могут компоноваться по-разному, в том числе и таким образом, чтобы получилась сердцевидная фигура — червонка. Популярным композиционным элементом оград были зеркальные волюты и волюты, перевернутые вокруг пересечения осей на 180°, наподобие рисунка в игральных картах.

Наиболее выразительным примером использования зеркальных волют является остаток кованой ограды детской городской больницы № 20 им. Тимирязева по ул. Б. Полянка (рис. 4). Простота решения напоминает кружева, использующие один освоенный элемент вязки — волюту и прямоугольник. Общие габариты решетки 1220X1730 мм. Все вертикальные и горизонтальные стержни имеют сечение 20X20 мм; волюты и прямоугольники выполнены из прута сечением 13X20 мм. При изготовлении вертикальных прутьев осадкой концов откованы шары, завершающие решетку вверху. Пересечения вертикальных и горизонтальных стержней выполнены вполжелеза. Для соединения отдельных элементов использованы клепка и хомуты.

Пример перевернутой волюты — ограда, ворота и калитка дома по М. Гнездниковскому переулку, а также дома по ул. Б. Ордынка, ворота Центрального Дома журналиста на Суворовском бульваре и ряда других зданий.

Но самым любимым элементом кузнеца продолжала оставаться червонка. Нередко она была основой всей композиции изделия из металла, как, например, в решетке парапета дома по ул. Мархлевского или коньковой решетке дома по ул. 25 Октября.

Рис. 5Иногда червонка украшается дополнительными листьями и завитками, вытягивается или сплющивается и теряет свою ясную изначальную форму, как, например, в ограде дома по Берсеневскому переулку или в ограде и воротах Третьяковской галереи.

Вариации на тему червонки очень распространены среди художественных изделий из металла XIX — начала XX веков и могут заполнять все полотно ограды или балконного ограждения или входить составной частью в их общий рисунок.

Мотивы народного творчества использовались при создании не только парапетов, коньковых решеток, ограждений балконов и др., но и монументальных, сложных по исполнению изделий. Один из интереснейших примеров - маленький дворик по ул. Маркса и Энгельс. Это своеобразный мини-музей образцов художественною металла Москвы конца XIX века, где сохранились кованые ограждения балкона-галереи: два различных по рисунку чугунных крыльца с тонко прорисованными подзорами, массивная монументальная ограда, а также кованые ворота с калиткой.

Ограда установлена в 1876 г., имеет тонкие и легкие чугунные стойки диаметром 127 мм и коваьые звенья из стальных стержней сечением 25X25; 20X25 и 13Х25 мм. Следует отметить, что звенья ограды собраны из 30 деталей сложных очертаний, изготовленных с применением кузнечной формы и различных фасонных оправок. Такая технология ковки обеспечивала соблюдение всех заданных размеров элементов и деталей решетки на этапе тиражирования и позволяла собирать прясла не только на хомутах, но и клепкой. Решетка по периметру имеет пояса из стальных стержней сечением 25X25 мм и шириной 254 мм. Крепление прясел к чугунным стойкам традиционное дли этих материалов, в стойках предусмотрены отверстия для обвязки прясел ограды, а обвязка в местах крепления имеет шипы. Пересечения отдельных стержней обвязки и узора выполнены вполжелеза. В литературе можно ветретить ошибочное мнение, что ограда чугунная (рис. 5).

Створы ворот дома по Б. Коммунистической улице выполнены из стальных стержней заводского изготовления двух размеров 70X25 мм для обвязки и 13X25 мм — для остальных элементов, не считая листов обшивки. Применение для орнамента прямоугольных стержней с соотношением сторон сечения 1:2 создает зрительную изменчивость узора — от прозрачного кружева с фасада до массивногo, тяжелого орнамента при рассмотрении под углом. Все соединения элементов клепаные, пересечения выполнены вполжелеза.

Другой пример использования мотивов народного творчества — ограды двух церквей. Одна из них когда-то стояла вблизи участка дома № 16 по Кропоткинскому переулку. Предположительно это была церковь Святой Троицы, что в Зубове. Построенная еще в XVII веке, она в конце XIX века была снесена, а высокая узорчатая ограда, вероятно, была установлена в Кропоткинском переулке в начале XX века. И сегодня она стоит перед протяженным фасадом строгого конструктивистского жилого дома, удивляя прохожих своей пышной узорчатостью, стилевым несоответствием дому и церковным крестом, включенным в рисунок калитки (рис. 6).

Рис. 7Интересно, что на Новокузнецкой улице, у церкви Воскресенья Словущего, построенной в начале XX века, имеется точно такая же ограда. На первый взгляд обе ограды совершенно идентичны (рис. 7). Однако это не так. В первом случае ограда имеет звенья, в рисунок которых включены три квадрата с вписанными в них окружностями — розетками в виде цветка. Во втором — в рисунке не квадраты, а два прямоугольника с соотношением сторон 3:4 и 1:2 с вписанными в них теперь уже овальными розетками.

Технология изготовления обеих оград совершенно одинакова — ручная ковка и гибка. Однако сечения стержней каркаса приняты различные: в первом случае 25X25 мм, во втором 25X20 мм. Таким образом, повторяется только характер рисунка, все же параметры оград — различны.

Рис. 8Мы остановились столь детально на использовании элементов народного творчества мастерами XIX — начала XX веков, потому что именно это они ставили себе в заслугу, именно это и было их знаменем, когда ими создавался оппозиционный к русско-византийскому официальному стилю свой «русский народный стиль».

Но не только сложные народные мотивы, переплетения спиралей и завитков привлекали мастеров этого времени. Одновременно делались изящные в своей простоте и изысканной наивности маленькие ограды и калитки.

Приведем в качестве примера ограду и ворота церкви в Турчаниновом переулке, поражающие своей простотой и мудрой наивностью. Взяв за основу мотив торжественного западного портала Успенского собора Кремля, мастера выполнили жизнерадостную ограду и ворота с совсем не страшными игрушечными масками львов (рис. 8). Громоздкие белые столбы и не менее массивные пилоны и цоколь только подчеркивают легкость самой ограды.

Рис. 9Высокое мастерство и изящество отличают калитку бывшего особняка Щукина. Здесь все гармонично и соразмерно — математически выверено (рис. 9). Если за модуль а принять сторону квадрата в центре крестообразной фигуры, то получим стройную систему пропорций основного элемента орнамента 1/4а; 1/2а; 1а; 2а.

Вот что пишет о решетке П. И. Щукин в своих воспоминаниях: «Двустворчатая решетчатая дверь перед наружной лестницей и решетка на внутренней лестнице — из кованого железа, расписанного оранжевой, красной и зеленой красками и золотом. Моделью для ... решетки служила старинная решетка, находящаяся в Николо-Мокринской церкви в Ярославле... Железная кованая решетчатая дверь и решетка лестницы сделаны в Петербурге, в мастерской Е. А. Веберга».

Реставрация

Рис. 10В XIX веке усиливается интерес к изучению памятников истории и культуры допетровской Руси, чему в значительной степени способствовало славянофильство. Изучаеется и древнее кузнечное ремесло.

Рис. 11В этот период делают обмеры, зарисовки, увражи изделий русских мастеров XV—XVII веков. Возникает необходимость в реставрации разрушающихся или утерянных изделий художественного металла. При этом использование в композиционном решении каких-либо ранее известных образцов не считалось сколько-нибудь предосудительным, а, наоборот, всячески поощрялось. Поэтому в кованом металле псевдорусского направления нередко можно встретить подражание декоративным приемам XVII века.

Рис. 12Так, например, орнаментальное заполнение полотна ограды, ворот и калитки бывшего дворца Юсупова в Б. Харитоньевском переулке, где ныне находится президиум Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина (рис. 10), выполнено по образцу известной кованой решетки церкви Николы Мокрого в Ярославле (1657 г.). Полотно решетки состоит как бы из двух звеньев ярославской решетки, поставленных одно на другое.

Рис. 13Технология изготовления ограды обычная. Стойки откованы из заготовок сечением 45X45 мм, имеют скошенные углы и, для увеличения поперечной жесткости,— подкосы. К стойкам крепятся верхняя и нижняя обвязки прясла из полосы сечением 20X40 мм и его орнаментальное заполнение из стержней сечением 13Х 13 мм с веточками и цветками 6X13 мм. Все соединения элементов выполнены в местах касания клепкой с накладными разетками или без них и хомутами.

Рис. 14Другой пример реставрационных работ художественного металла — решетчатые ворота Лобного места на Красной площади, выполненные в XIX веке по мотивам «Золотой решетки» Теремного дворца в Кремле. Тема «Золотой рещетки» неоднократно использовалась в различных зданиях Москвы. Крыши бывшего дворца Юсупова в Б. Харитоньевском переулке украшены коваными коньками, повторяющими два элемента «Золотой решетки» (рис. 11 и 12).

Калитка и низкая решетка Музея народного искусства представляют собой спирали, выгнутые из круглого в сечении прутка с плоской кованой вставкой — стилизованной птицей (рис. 13). Ворота надвратной церкви Новодевичьего монастыря железные, кованные из полосового железа, в их решении использовали тему «Золотой решетки» — ритмично повторяющиеся спирали с ответвлениями (рис. 14).

Рис. 15Вероятно, самой интересной реставрационной работой этого времени можно считать решетки арок подклета Покровского собора (храма Василия Блаженного) (рис. 15). Первые попытки реставрации собора были предприняты еще в последние годы XIX века, когда на северном фасаде освободили от закладки кирпичом три арки под площадками гульбища и закрыли их фигурными железными решетками. Кузнецами выполнены три решетки и калитка. Все они представляют собой кованый плоский орнамент в виде цветка, вписанный в ромбическую сетку. Очень точно по отношению к пространству арок найдены пропорции ячейки ромбической сетки, членения и общие размеры каждого кованого цветка. Решетка укреплена в пространстве арки анкерами, заделанными в кирпичную кладку, а обвязка бережно обходит сложные профили опорных столбов аркады.

Перечисленные реставрационные работы: ограда бывшего дворца Юсупова, решетчатые ворота Лобного места и решетки арок подклета храма Василия Блаженного — несомненно подтверждают высокое мастерство московских кузнецов XIX века.

Готика

Рис. 16В строительстве, декоративном и прикладном искусстве Москвы время от времени возникал интерес к готике. Так было во все периоды, начиная с середины XVII и до начала XX века. Однако мистицизм и суровость эстетических концепций готики не уживались со светлым оптимизмом русичей. Мастера XIX века — века господства историзма в строительстве Москвы — не избежали увлечения готическим искусством. Готический стиль вошел в моду во всей Европе. В России этому способствовал Н. В. Гоголь, пропагандировавший готику.

Рис. 17В 1811 —1815 гг. архитектором И. Л. Мироновским был построен «Новый уличный корпус Печатного двора» (ул. Никольская) — ныне Московский государственный историко-архивный институт. Само здание и художественный металл выполнены в псевдоготическом стиле (рис. 16 и 17).

Рис. 18Характерным для «московской готики» изделием художественного металла следует считать и ворота колокольни бывшего Высоко-Петровского монастыря, ныне в нем размещается Центральный совет Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (рис. 18). Здесь все соответствует готическим канонам, и стрельчатые арки, и круг в верхней части проема с орнаментальным многолепестковым цветком, и узорные панели, не соответствует одно — мягкое, округлое заполнение панелей створок ворот, основанное на привычных москвичам народных мотивах гнутых и закрученных в спирали полос железа. Это обычная для Москвы перефразировка чуждых для русских мастеров мотивов готики.В конце XIX — начале XX веков появился целый ряд псевдоготических оград, ворот и балконов. Приведем некоторые из них (рис. 19). Протяженная кованая ограда с воротами и калиткой у бывшего особняка П. А. Базилевского по ул. Шусева. Все те же атрибуты принадлежности к готике: стрельчатое завершение каждой пары прутков, крестообразные, четырехконтурные формы у основания ограды.

Необходимо отметить разнообразие приемов обработки металла кузнецами при ее изготовлении.

Кованая ограда выполнена из стальных стержней квадратного сечения. Стержни через один торсированы, т. е. закручены по своей продольной оси в холодном состоянии. Нижний четырехлепестковый орнамент выполнен из стальной полосы «на ребро». Из тонкого стального листа откованы объемные вогнутые цветы, укрепленные на нижней горизонтальной тяге. Внешне простая ограда достаточно сложна по технике исполнения.

Более последовательным в отношении соблюдения готических канонов был О. В. Дессин при проектировании и строительстве одного из самых высоких зданий Москвы начала XX века — Центральной телефонной станции (ул. Мархлевского). В большом арочном проеме основного въезда по его проекту были сооружены строгие ворота (рис. 20). Нижняя их часть «обита» стальными листами с массивными, плотно поставленными друг к другу шляпками ложных костылей. Частые копья стоек перебиваются своеобразным поясом раздвоенных стержней, образующих подобие фигурных смотровых окошек.

Ворота откованы из стальнш стержней сечением 20X20 и 13X20 мм. Качество кузнечных работ очень высокое. По примеру средневековых соборов, в стенах которых нередко можно встретить высеченные в камне изображения бытовых сцен, здесь, у основания арки помещены скульптурные изображения мужчины и женщины, разговаривающих по телефону (см. рис. 20).

Вероятно, самое последовательное в стилевом отношении псевдоготическое здание Москвы — бывший особняк 3. Г. Морозовой (ул. Алексея Толстого), созданный по проекту Ф. О. Шехтеля. В особняке много изделий художественного металла: перила парадной лестницы вестибюля, люстры, торшеры, камин, химеры на фасаде, внешняя ограда, ворота — все это выполнено по рисункам и чертежам архитектора.

Рассмотрим более детально внешнюю ограду (рис. 23 и 24). Насколько просты и изящны ограды, выполненные по его чертежам в более поздних зданиях и сооружениях, настолько сложна и вычурна эта его ранняя работа. Здесь применено почти все накопленное и изученное им к этому времени. При изготовлении ограды использованы стержни и полосовая сталь, декоративные шайбы и хомуты, объемные элементы, скульптурные вставки из металла, ковка, гибка, клепка, сварка.

Ограда состоит из двух чередующихся звеньев с противоположным композиционным решением. Одно звено представляет собой стилизованную ветку с цветком вверху, другое — ветку с цветком внизу. Весь рисунок ограды построен на характерных для поздней готики стилистических элементах — трехконтурной и четырехконтурной форме и орнаменте так называемого «рыбьего пузыря».

Девятнадцатый век — век историзма, и, естественно, не только средневековье и допетровская Русь привлекали внимание московских мастеров прикладного искусства. «Век наш — по преимуществу исторический век... История сделалась как бы общим основанием и единственным условием всякого живого знания: без нее стало невозможно постижение ни искусства, ни философии. Мало того, само искусство теперь сделалось преимущественно историческим». Это свидетельство современника рассматриваемого нами периода — В. Г. Белинского.

Борокко

И этот стиль не избежал внимания мастеров XIX века. Конечно, это уже не были грандиозные, пышные формы из металла, свойственные времени расцвета барокко. Изделия стали мельче, камернее, да и сами композиции скорее тяготели к поздним формам стиля — рокайлю (рококо). Рококо как стиль в художественном металле Москвы не нашел сколько-нибудь заметного развития.

В оградах, калитках, ограждениях балконов использовался главным образом орнаментально-декоративный строй стиля, ассоциировавшийся прежде всего с причудливыми формами орнаментики, состоящей из коралловых образований, завитков, цветочных корзин и гирлянд, прихотливо извивающихся стеблей растений. Откровенного использования формы раковины в металле, характерной для рококо, в московских оградах практически нет, за исключением ограды бывшего особняка А. А. Морозова на Воздвиженке, ныне — Дом дружбы с народами зарубежных стран (рис. 25).

На Кропоткинской улице находится старинный особняк, принадлежавший когда-то прославленному генералу А. П. Ермолову, ныне — Управление по обслуживанию дипломатического корпуса. Перестройку здания осуществлял в 1873 г. А. С. Каминский, украсивший его чугунной оградой и коваными балконами в стиле барокко.

Нужно отдать должное мастерству, с которым выполнены эти работы (рис. 26). Главный фасад имеет единственный, но характерный для стиля барокко прихотливо изогнутый балкон . Кованое металлическое ограждение бочкообразно выгнуто в нижней части наружу, а верхняя стяжка — перила — описывает плавную волнообразную кривую. Сложный рисунок ограждения традиционно включает изображения герба, овальных медальонов и разнообразные переплетения S- и С-образных элементов. Особенностью ковки можно считать полное отсутствие хомутов. Все соединения выполнены клепкой через промежуточные вставки — металлические шарики или кольца.

Рококо

Стиль рококо, фактически производный от предшествовавшего ему барокко, ярко проявляется в ряде стилизаций конца XIX — начала XX веков Наиболее выразительным примером могут служить ограда и калитка дома по ул. Чехова (рис. 27). Невысокая калитка проста, изящна и выполнена искусным мастером. Рассмотрим ее особенности.

Конструктивная основа классических решеток отошла на второй план, декора тивный фактор стал доминирующим.

Расположение S- и С-образных кривых хотя и симметрично, но достаточно произвольно, а их соединения не только не подчеркивают жесткость рамы, а, наоборот, зрительно ее разрушают.

В рисунок калитки (и ограды) включена ромбическая плетенка с цветами на пересечении стержней. Используются все более тонкие прутья и листья, создающие элегантную игривость форм. Именно ради этого в центральную часть каждой створки введен один-единственный круглый пруток, имитирующий растительный побег, хотя вся она выполнена из стержней и полос прямоугольного сечения размерами 25X32; 25X20; 13X13; 13X6 и 40X3 мм и швеллера.

Рис. 29Центральная часть — прямоугольник, заполнена крупной волютой, коваными листьями, цветком на стебле и диагоналями плетенки. При сборке элементов принят обычный для кованых изделий способ — клепка, а пересечения вертикальных прутков с поясами решены способом продевания с предварительной просечкой элементов.

Технология изготовления звеньев ограды этого особняка и применяемые материалы не отличаются от изложенных выше. Ее стойки выполнены из торсированных стержней сечением 25Х Х25 мм. Звенья ограды имеют высоту 840 мм и длину 1700 и 650 мм.

Но вернемся к теме своеобразного натурализма в художественном металле Москвы начала века. В сложной по рисунку ограде палисада дома по Сущевской улице, выполненной в манере барокко (рис. 28), обращает на себя внимание кованая ветка розы, завершающая спаренные опорные стойки ограды. На рис. 29 хорошо видно, с какой любовью кузнец отковывал эти розы. Сама ограда, как ее задумал автор, ее рисунок и композиция не вызывают особого интереса. Достойно уважения и, если можно так сказать, заразительно то искреннее мастерство, та увлеченность, с которой выполнена работа кузнецами.

Ренессанс

Эпоха итальянского ренессанса оказала огромное влияние на искусство Европы. Начиная с XV века, так или иначе, каждый век возвращался к великим итальянским образцам, переосмысливая и развивая их. И для московских мастеров XIX века палаццо итальянского возрождения, а также прикладное искусство этой эпохи продолжали оставаться примером для подражания. При этом, по самой логике эклектичных зданий, могли быть самые неожиданные смещения стилей, особенно в прикладном искусстве — лепнине, орнаменте, художественном металле. Так, в уже упоминавшемся нами бывшем здании страхового общества «Россия» в изделиях из металла наряду с элементами барокко и готики есть ворота, выполненные в духе итальянского Возрождения.

На рис. 30 видно, что верхняя часть проема ворот, «вписанная» в правильный полукруг, скорее напоминает флорентийскую роспись, чем кованое кузнечное изделие Москвы.

Что характерно для художественной ковки эпохи Возрождения?

Это, несомненно, применение круглого прутка, различных спиралей, на концах которых отковывались листья и цветы. «С точки зрения композиции решетки времен ренессанса можно грубо разделить на две группы. В решетках первой группы узор развивается от основного вертикального прутка. От него расходятся и разветвляются по обе стороны в спиралях другие прутки... Вторую группу составляют изделия, в которых большей частью используются линейные мотивы, узоры разбегаются от середины и пространство вокруг заполняется разветвлениями и листвой».

В приведенном выше примере мастер следует традициям ренессанса — узоры разбегаются от середины, завиваются в спирали, концы которых разветвляются и образуют стилизованные цветы. Композиция центрична и строго уравновешена по всему пространству полукруга.

Интересна одна технологическая деталь в исполнении этой решетки, которая ранее не встречалась: кажется, что размеры сечений спирали, выполненной из полосы, изменяются — они то узкие, то широкие, то вновь утоняются. Создается впечатление рисунка пером с нажимом. Этот эффект достигается не расплющиванием и ковкой самой полосы, а поворотом ее вокруг своей оси, то ребром, то плоскостью к зрителю. Такое решение значительно оживляет рисунок, так как с разных сторон (вправо, влево) зритель видит его по-разному и по-разному воспринимает.

Рис. 31Другой пример использования ренессансных концепций — художественный металл колокольни церкви Софии на набережной Мориса Тореза (бывш. Софийской набережной). Большие кованые ворота в арке колокольни и кованые решетки на окнах выполнены в духе итальянского Возрождения. Основной материал — стальные круглые стержни двух диаметров — 20 и 40 мм.

Композиция этих решеток относится к первой группе, узор в которой развивается от основного вертикального прутка (рис. 31). Все последовательно выполнено по этой рекомендации XV века в отношении композиции. Но изготовлены они в нарочито грубой манере, прямые и гнутые прутья соединены сварными швами, на узлы соединений наложены лицевые элементы формы и произведена заливка цинковым сплавом. Для восстановления резкости отпечатка узора проводилась чеканка литых узлов.

Следует отметить, что в этот период мастера искали пути упрощения технологии изготовления и сборки, примеменяли новые способы соединения элементов и их декоративного оформления. Не всегда это давало хорошие художественные peшения и необходимое для декоративного металла качество. Однако и в это время в Москве было выполнено много объектов отличающихся высоким технологическ уровнем.

В 1899 г. архитектором Ф. Ф. Воскресенским был возведен жилой дом в М. Ивановском переулке. Легкие изящные оконные решетки этого дома откованы по канонам ренессанса, имеют свободный, асимметричный рисунок различных спиралей, кованых листьев и вертикальных стержней. Редко поставленные вертикальные стержни, хорошо спропорционированные размеры толщины полос и расстояний между ними создают ощущение свежести и прозрачности. Для изготовления решетки применена стальная полоса одного сечения, соединения элементов — вполжелеза и на хомутах.

Одной из крупнейших строек Москвы конца XIX века было сооружение на Красной площади Верхних торговых рядов. Здание представляет собой соединение наиболее современного, по тому времени, металлического покрытия системы В. Г. Шухова и тяжелого «каменного» футляра, имитирующего снаружи декор зодчества Древней Руси XVI—XVII веков, а внутри — итальянского ренессанса. Вот в этом «внутри» и установлено много кованых художественных изделий, стилизованных под век Возрождения. Рассмотрим некоторые из них: перила переходного мостика, ограждения балкона и торшеры-светильники, выполненные в мастерских Л. Ю. Янга.

Типично ренессансный рисунок перил переходных мостиков состоит из трех звеньев (рис. 32). Каждое звено представляет собой композицию из расходящихся от центра спиралей и завитков, на концах которых откованы стилизованные листья. При формировании рисунка использованы полосовая сталь различных сечений: 20X20; 10X20; 3X20 и 40Х 40 мм. Особенность монтажа гнутых и кованых элементов — единый принцип соединений. Все соединения выполнены на штырях, независимо от числа элементов. Штырями прошиваются от трех до восьми стальных полос, причем места соединений не маскируются, как обычно, а, наоборот, активно подчеркиваются. Пересечения полос выполнены вполжелеза. Аналогично по структуре и исполнению откованы ограждения и декоративные кронштейны балконов.

Мы обращаем столь пристальное внимание на изготовление и монтаж ограждений второго и третьего ярусов Верхних торговых рядов потому, что в недрах эклектики в конце XIX века уже зарождалось новое течение — модерн, которое, отрицая всякое подражание какому-либо стилю, возьмет на вооружение технологические достижения века. В частности, кузнецами модерна будут максимально использованы все выразительные пластические свойства гнутой стальной полосы.

Мастерски будут использованы преимущества соединений элементов изделий клепкой и на штырях.

Теперь рассмотрим торшеры-светильники, установленные на втором ярусе Верхних торговых рядов. Они представляют собой чугунную многопрофильную стойку, украшенную спиралями, завитками, листьями и цветами. Все это многообразие элементов выгнуто и отковано из стальных полос и напоминает театральную бутафорию — слишком сложно, многодельно и перегружено деталями (рис. 33).

В том же стиле «под ренессанс» построено здание лицевого корпуса Сандуновских бань. Здесь следует обратить внимание на живописный парапет с ажурной кованой решеткой и чугунными вазами на кирпичных тумбах (рис. 34).

Свободные композиции на темы ренессанса в конце XIX века получили широкое распространение в художественном металле Москвы. При этом мастера не стремились к глубокому изучению стилевых особенностей, а удовлетворялись внешним правдоподобием. Одним из таких примеров может служить кованый навес над входом в жилой дом в Казарменном переулке (рис. 35). Стальные полосы козырька согнуты в различные по рисунку спирали, имеют накладные кованые листья и соединены между собой клепкой и хомутами.

Период историзма (эклектики) оставил на улицах Москвы огромное число изделий из металла. Не все они равноценны по своим художественным достоинствам и качеству исполнения. Кроме того, они крайне разнообразны по своим стилевым направлениям и технологии изготовления.

В данной главе сделана попытка систематизировать богатый материал московского художественного металла периода 1830-1890 гг., рассматривая одновременно как художественную, так и технологическую сторону.





 
Все права принадлежат их обладателям.
Остальные - © LeJardin 2003-2006
Тел. в Москве: 997-4629; 8-916-151-4139
прибор лазерной терапии +для домашнего использования

web дизайн, создание сайтов, веб дизайн, разработка сайтов, продвижение сайта, web сайт, раскрутка сайта, дизайн студия [AD]