Ковка, кованые изделия и
кузнечные работы в Москве
Тел.: 8-916-151-4139


Ковка Москвы

Художественный металл 1890-1917 годов


Конец XIX — начало XX веков художественной жизни Москвы время своеобразное, сложное и противоречивое. В этот период с одной стороны продолжали издаваться произведения художественного металла в духе историзма (эклектики); с другой стороны уже в 90-х годах передовые художники Европы, которым перепевы старого надоели до оскомины, начинают энергичные поиски новых путей, новых форм. Эклектическому реставраторству они противопоставляют культ машины, техники, современных материалов».

В Москве рождение нового стиля провождалось ожесточенной борьбой с коренившимся эклектизмом, тем более что мастера нового современного искусства (модерна) провозглашали в первую очередь полный отказ от старых стилевых форм. Однако еще около двадцати лет продолжалось строительство эклектичных зданий, в решении которых художественный металл играл заметную роль. Если в 30-х годах XIX века, в период зарождения эклектики, московское искусство отличалось ярым отрицанием классики, то в начале XX века заметен повышенный интерес к классицизму и особенно к работам мастеров московского ампира.

Среди решеток этого времени есть умышленные стилизации, например, ограда у памятника Н. В. Гоголю на Гоголевском бульваре. Авторы, скульптор Н А. Андреев и архитектор Ф. О. Шехтель, при ее создании использовали наиболее характерные элементы классических решеток первой половины XIX века, времени, когда жил Гоголь. Были употреблены ритм вертикальных стержней, венки, маскароны и т. п. Сам памятник, выполненный Н. А. Андреевым в 1909 г., в 1951 г. был перенесен во двор дома № 7а по Суворовскому бульвару, где последние годы жил и умер Гоголь.

Рис. 2Другая, столь же близкая по характеру стилизация выполнена в 1910 г. архитектором А. О. Гунстом при перестройке дома по Кропоткинской улице, ныне — Дом ученых. Художественный металл кованых ворот и калитки интересен тонко прорисованными литыми накладками, выполненными из латуни. Однако для мастеров и заказчиков периода эклектики простое воспроизведение ограды, козырька или балкона в стиле ампир казалось недостаточным. Поэтому в изделия вводились усложняющие, даже порой чужеродные стилю композиционные элементы. При этом строгая ритмичность классической ограды и ворот дополнялась излюбленными народными мотивами встречных волют, как в воротах дома на Садовой-Кудринской улице, где ныне музей А. П. Чехова (рис. 1), или обшитыми листовым металлом панелями с накладными клеймами, в результате чего получались тяжелые, могучие ворота, никак не соответствующие принятой стилистике декора прославленных мастеров ампира, как в доме по Н. Басманной улице (рис. 2).

Технология изготовления изделий этого периода имела много общего. Характерной чертой было применение кованых изделий с украшением простых по рисунку решеток литыми накладками из другого металла или сплава (чугуна, латуни, бронзы, цинка и др.). Материалом для стержней служили, как правило, стандартные профили заводского изготовления. Так, при изготовлении ворот домов по ул. Садовой-Кудринской (см. рис. 1) для стоек первоначально использовались стандартные рельсы, обвязка и прямоугольные вертикальные стержни были выполнены из стали сечением 76 X 20; 63 X 20 и 40 X X 20 мм. Вертикальные круглые стержни — из арматурной стали диаметром 20 мм. Все соединения элементов выполнены хомутами и клепкой, пересечения — вполжелеза. Аналогично решены и ворота дома № 16 по Кропоткинской улице. Обвязка выполнена из стальных поковок сечением 76 X 32 и 32 X 32 мм, вертикальные стержни 20X 20 мм. Латунные накладки ронние, прикреплены к верти стержням полотен ворот и шурупами, головки которых скрыты рельефом изделия.

Рис. 3В целом следует отметить, что возродившийся интерес к классике (и, в частности, к ампиру) в ее московской интерпретации выразился в этот период в своеобразном экспрессивном утрировании того, что казалось характерным для классики. Легко представить трудности работы московских кузнецов на рубеже XX века. Кузнечное и литейное ремесло находилось в положении слуги двух господ — с одной стороны, заказчики — приверженцы историзма требовали освоения приемов ковки и литья, свойственных той или иной исторической эпохе, с другой — воинствующие сторонники модерна требовали отказа от какой-либо подражательности и изобретали свои, на первых порах необычные формы выразительности кузнечных изделий. Существует ряд оград, ворот и балконных ограждений, которые относятся к своеобразному переходному периоду — еще не модерн, но уже и не эклектика. Все они относятся к концу XIX - началу XX веков.

В этом отношении показательна небольшая ограда между так называемым новым зданием и библиотекой университета (рис. 3). По своей структуре это ампирная ограда, однако ряд элементов ее калитки отходят от простой ясности ампирных решеток, В ткань рисунка вплетены плавно искривленные стержни перед волютами, характерные для модерна, стекающие, как вода, по среднему стержню листья и завершения стоек в виде стилизованного цветка или бутона. Даже сама ритмика стержней калитки более свойственна модерну, чем ампиру. Однако при первом взгляде она производит впечатление классичес-ской, а не решетки начала XX века.

Рис. 4Балкон и ворота дома по улице Новый Арбат относятся к изделиям этого же периода (рис. 4). Ворота, а особенно балкон с его криволинейными, сложными по форме очертаниями и не менее сложными кронштейнами, скорее всего навеяны идеями модерна. Но какой-либо ясной направленности в этих изделиях, той дерзкой подчиненности основной идее сооружения, которая будет так характерна для лучших произведений модерна, здесь еще нет. Это здание, перестроенное в 1897 г., еще эклектично, но поиск форм, соответствующих началу нового века, уже очевиден.

Рис. 5Примером поиска новых путей в ритмической гармонии могут служить ворота дома по 2-му Обыденскому переулку (рис. 5). В данном случае авторами решается весь высокий проем арки как единое целое. Ищется соподчиненность ритмов вертикальных стержней, горизонтальных тяг и поясов. Весь проем широким узорным поясом делится на две неравные части — верхнюю, неподвижную и собственно створки ворот. Горизонтальные членения каждой из этих частей в своих пропорциях идут как бы в обратном направлении, навстречу друг другу, включая и свободное пространство над воротами как своеобразный пояс.

В решении этих ворот еще нет четкого ритма модерна, но многие находки войдут впоследствии в стройную систему ритмики оград, ворот, балконных ограждений и перил лестниц стиля. В этот период в России, как и в странах Западной Европы, возник и довольно быстро стал ведущим стиль модерн. «В России стиль модерн стал явлением прежде всего московским и именно в Москве оставил произведения, относящиеся к числу его высших достижений». Петербург, застроенный к этому времени вели-. чественными ансамблями стилей барокко и классицизма, в котором еще был силен официальный консерватизм, волна нового веяния захватила меньше, и там нет столь обширного разнообразия прикладного искусства этих лет.

Для того чтоб ощутить живое дыхание времени, о котором пойдет речь в дальнейшем, позволим себе привести яркое красочное описание его, данное известным советским художником Н. Н. Ватолиной.

«Последняя четверть XIX столетия. Как грубо вторгается фабричный дух в скудеющую патриархальную тишину Москвы, как глубоко бороздит ее посев новой разночинной культуры, как уверенно утверждает себя новый стиль московского градостроения — разнообразнейшие направления архитектурных ветвей модерна...

Высшие женские курсы, Румянцевская библиотека, новый Исторический музей и картинная галерея — дар городу от братьев Третьяковых; в Москве трамвай, в Москве газовый завод, электрическая станция; на пустырях окраины появились вокзалы: Курский, Ярославский, Казанский. В Москве «Братья Елисеевы», разящие человека роскошью люстр и снеди; в Москве Прохоровская мануфактура, парфюмерия Ролленко, сукна Бахрушина, машины Лингарда; в Москве грубая нищета новых рабочих окраин, первые забастовки и первый «индустриальный пейзаж» — изображенный неизвестным художником завода Гужона. Оттуда из черных фабричных корпусов, из дыма и скрежета окраин идут эти воздушные ткани, эти удивительные фарфоры с нежнейшим цветком по ультрамарину и золоту; идет бронза фонарей и решеток, роскошные бонбоньерки, сверкающие пожарные каски, сукна, подсвечники, тяжелые чернильницы и первый появляющийся в это время телефонный аппарат, высокий, торжественный, похожий на памятник новой торопливой эпохе».

В сложное и противоречивое время возникло искусство модерна, противоречивыми оказались его теоретические предпосылки и неоднозначно их практическое осуществление. Вот как один из основоположников модерна Генри Ван де Вельде формулировал основные принципы нового стилевого направления:

максимальное использование машинного труда;

утилитарное изделие должно быть и технической и эстетической формой;

творчество автора должно быть целостным, он должен вторгаться во все вопро сы осуществления своего замысла;

гармония между искусством и жизнью — гармоничная среда обитания;

отрицание искусства, служащего интересам меньшинства.

Однако действительность внесла существенные поправки в эти принципы; гармоничная среда обитания обернулась особняками для миллионеров, а рупор модернистов — журнал «Мир искусства» пропагандировал «искусство для искусства», а не для народа.

К оценке модерна в общем развитии прикладного искусства Москвы мы еще вернемся в конце главы, сейчас же остановимся на том вкладе мастеров, который был ими сделан в искусство художественной обработки металла, в создание художественных изделий из металла.

«Наше время,— писал журнал «Строитель» в 1894 году,— дало железу, этому могучему помощнику человечества, значительные права в современной эстетике. Качества железа: ковкость, свариваемость, твердость, способность полироваться (сталь) — открывают ему широкую область применения. Сталь не только полируется, но приобретает при обжигании особенную своеобразную окраску весьма различных оттенков в желтом, синем, фиолетовом тонах... и так, чтобы пользоваться конструктивными железными частями, как материалами для украшения... необходимо сообразоваться с его свойствами».

Модерн заново открыл, что железо обладает богатейшей гаммой декоративных качеств — пластичностью, легкостью, «прозрачностью», что соединение железного каркаса со стеклом таит неисчерпаемые художественные возможности.

Работа с металлом велась в двух направлениях стиля — декоративном (капризные, текучие, плавные формы и контуры) и метрическом (прямолинейность, ясное построение, игра ритмами).

Одним из достижений модерна было то, что художники и архитекторы, проектировавшие изделия прикладного искусства, наблюдали за осуществлением своих замыслов непосредственно в заводских цехах или кузницах. Непосредственное участие автора в производстве деталей благоприятно сказьшалось на качестве изделий.

Декоративное направление

Если бы в целом понадобилось охарактеризовать стилевые и технологические особенности декоративного направления модерна, то, вероятно, наилучшим примером могли бы быть кованые решетки двух цокольных окон.

Первая создана С. К. Родионовым в 1901 г. для особняка Тарасова в Скатертном переулке (рис. 6). Здесь в самой простой лаконичной форме воплощены ведущие принципы стиля: криволинейность очертаний проемов, плавность извивов кованых лент — стеблей, общая асимметричность принятого решения.

Рис. 7Технология изготовления крайне проста: обвязка решетки выполнена из полосовой стали сечением 6 X X 20 мм. Вертикальные стержни сечением 13 X 13 мм соединены с обвязкой сквозным шипом и образуют несущий каркас решетки, а по этому фону извивается кованая лента из полосовой стали сечением 20 X 3 мм и того же сечения горизонтальный пояс. Ленты и пояс приварены к вертикальным стержням.

Простота рисунка решетки и принцип ее изготовления усиливают ее основные достоинства — изящество и неожиданность решения.

Рис. 8Вторая решетка создана также для цокольного окна дома по Ср. Овчинниковскому переулку (рис. 7). Здесь общий рисунок более развит, обогащенная коваными завершениями трех прутков и объемной вставкой цветка, выполненного из тонкой листовой стали,— прием, характерный для большого числа решеток модерна. Интересно, что технология изготовления по сравнению с nepвой решеткой изменена незначительно - стальные полосы приняты не одинарные, а двойные. Решетка кованая, соединение элементов — клепкой.

Рис. 9Художественный металл модерн, несмотря на кажущуюся вычурность и изысканность, в основе своей очень рационален. Мастер-художник часто в своем замысле шел от технологии обработки металла, подчас именно она подсказывала ему композиционное решение. Мастера очень тонко чувствовали художественные и пластические особенности металла, умели выявлять его красоту самыми простыми средствами, и иногда эти скромные изделия были единственным украшением фасада здания. Одним из ярких примеров такого мастерства являются изделия художественного металла, выполненные при реконструкции здания для Московского Художественного театра (рис. 8 и 9). Это здание в целом, все его детали — от фонарей и дверных ручек до эмблемы на занавесе в виде летящей чайки — стали символом культурной жизни целой эпохи, символом новой интеллектуальной среды.

Декоративное направление этого периода очень пестрое и многообразное, но все же в художественном металле его можно разделить на две большие группы:

линейные декоративные композиции;

линейные композиции с включением объемных элементов.

Линия в модерне играла огромную роль. Она была своеобразным художественным языком стиля. С помощью линии мастера нового стиля рассказывали о своих идеях и идеалах. Источником, питавшим причудливый мир модерна, были прикладное искусство и неповторимая по тонкости графика Японии. Мастера графического искусства и архитекторы начала XX века в России активно сотрудничали в журнале «Мир искусства», заполненном линейными композициями подчас от обложки до заставки на последнем листе.

Существовала непосредственная связь между книжной графикой и линейными композициями прикладного характера, выполненными в металле. Кронштейны карнизов, парапеты, коньковые решетки, ограждения балконов, сами ограды — буквально все рассматривалось архитекторами не только с точки зрения их функционального назначения, но и как декоративные элементы, как возможность использовать пластические свойства металла и других материалов в изобразительных целях.

На рис. 10 показан фрагмент фасада бывшего особняка Рябушинского, ныне — Музей-квартира А. М. Горького на ул. Качалова. В этом здании деревянным переплетам окна и металлическому ограждению балкона придана одинаково причудливо-декоративная форма.

Рис. 11Коньковая решетка бывшей скоро-печатни Левинсона в Трехпрудном переулке, запроектированная Ф. О. Шехтелем, как будто перенесена с одной из страниц журнала. Выполненная из стальных стержней различного сечения, высокая кованая решетка изящна по своему начертанию и хорошо «смотрится» на фоне неба (рис. 11).

Рис. 12В модерне декоративные элементы часто выступают в роли чистого украшения, а так как его мастера стремились создать самобытное и красивое изделие, отвечающее только авторскому вкусу, то это приводило к изощренным и прихотливым образам. Если в 1898 г архитектор Л. Н. Кекушев, проектируя особняк Густава Листа в Глазовском переулке (ныне ул. Луначарского) — первый дом стиля модерн в Москве, предусмотрел относительно простые металлические кронштейны, то тремя годами позже С. У. Соловьев на своем доме сделает кронштейны такой удивительной формы, что их можно принять за стилизованные изображения вьющихся растений, птиц фламинго, вареной лапши, чего угодно, только не эпементов предназначенных для опоры карниза.

Рис. 13Именно такую задачу и решал автор, желая показать не твердость и жесткость металла, а его декоративность и податливость Для модерна не было несущественных деталей: одинаково тщательно отрабатывались как композиции, так и все элементы изделий, независимо от их расположения — внизу или на кровле.

Рис.14Архитекторы модерна всегда старались находить новые решения. Иногда в металлических навесах четко показывалась работа конструкции, правильнее будет сказать — символизировалась, как, например, в решении кованого навеса над подъездом дома на Садовой-Кудрине кой улице. Четыре полосы металла упруго прогибаются под тяжестью козырька, передавая нагрузку на нижнюю часть стен (рис. 12 и 13). Иногда, наоборот, для навеса создавалась статичная сетка каркаса, а тонкие гнутые полосы металла, вольно извиваясь, выходили за пределы козырька (рис. 14), являясь как бы прозрачной декорацией. Зато кромка навеса в контраст давалась плотным массивным рисунком. Рис.15Интересны и разнообразны решения балконных ограждений из стальных полос. Первый типичный для модерна балкон сделан в 1894 г. для здания на Б. Дмитровке. Ограждения балконов изютовлены из стальной полосы, способом гибки, соединения выполнены на шпеньках через декоративную прокладку (рис. 15).

В этом балконном ограждении очень сложное и разнохарактерное решение: волюты и ромбическая сетка правильных очертаний, активно выделены центр композиции и ось симметрии, но уже плавно и прихотливо изгибаются стальные ленты, нет прямых углов и даже фасадная декоративная часть орнамента выступает за границы балкона.

Рис. 16Примерами чисто линейных декоративных композиций можно считать балконные ограждения дома по ул. Каретный ряд и дома на Арбате (рис. 16 и 17). Здесь использованы все так характерные для модерна приемы: криволинейные очертания балкона, орнамент ограждений выполнен из стальных полос, расходящихся от центра в разные стороны.

Рис. 17Если в первом балконе все стальные полосы расположены торцом к зрителю и от угла зрения рисунок орнамента изменяется незначительно, то во втором случае ряд полос закручен вдоль продольной оси, в местах поворота полосы раскованы, кроме того, обе половины фасадной стороны балкона расположены под углом друг к другу. Все это создает разнообразную игру светотени решетки в зависимости от того, с какой стороны находится наблюдатель.

Рис. 18К той же группе ограждений относится и балкон бывшего дома Сытина. Дом этот известен большинству москвичей, так как до передвижки стоял на очень заметном месте — улице Горького, у самой площади Пушкина, и ныне входит в состав комплекса издательства «Известия». Балкон примечателен своими чертами (рис. 18). Одна из них — тройной повтор одинакового рисунка закрученных внутрь волют при разных размерах пролета решетки между стойками. Это не усложняет компоновку ограждения балкона, но разнообразит ее решение. Балкон выполнен по обычной для таких работ технологии: гибка, клепка и местами сварка.

Рис. 19Мастера модерна максимально использовали свойства четырехгранного прутка. Примером может служить балкон двухэтажного дома пушкинских времен на Тверском бульваре, радикально перестроенного в начале XX века. Нас в данном случае интересует ограждение балкона, композиционное решение которого принадлежит Ф. О. Шехтелю (рис. 19). Несущая основа балкона - скругленный в углах швеллер. Четыре прутка стойки, как пальцы, подхватывают его снизу и крепятся к балкам, а вверху расходятся веером, образуя подобие чашечки цветка. Между стойками дается стилизованный сноп из тринадцати четырехгранных прутков, "перевязанный» узорной металлической пластиной. По линии перевязи снопа через весь балкон проходит пояс из четырех продольных стержней. Он стягивает все снопы и стойки воедино. Шехтель варьирует этот стягивающий пояс: то это четыре контражурных полосы, то пластина с мелким прямоугольным opнаментом, то квадрат с диагональными прутками. Завершают композицию две пластичные текучие линии; одна проходит волной по верхней части балкона, другая - очерчивает силуэт вазы вокруг каждого снопа.

В принципе в исполнении этого ограждения нет ковки в том виде, как это принято при изготовлении кованого растительного орнамента. Почти все элементы не меняют своего сечения на всем протяжении. Основной исполнительский прием — сложная, разнообразная гибка в горячем состоянии. При осмотре балконного ограждения создается впечатление, что две крупные спирали на боковых плоскостях балкона — более позднего происхождения. В пользу этого суждения говорят и детали: спирали имеют сортамент металла, отличный от решетки, а к ним приварены мелкие барашки-волютки, из круглого арматурного прутка, стилистически чужеродные основным элементам ограждения.

Чаще всего линейные композиции из полосового металла были предназначены «для работы на просвет», именно и этом случае выявлялся наиболее выигрышно замысел автора и исполнителя. Однако в Москве встречаются объекты, где весь сложный рисунок располагается на фоне листовой обшивки (рис. 20 и 21).

Рис. 21Примером могут служить ворота дома по ул. Москвина. Рисунок ворот графичен, в нем угадываются очертания стеблей подводных растений сказочных птиц, переплетения трав (ассоциации Moгyт быть различными, так как конкретных изображений орнамент не содержит).

Технологически это ковка, гибка, соединение элементов на штырях и хомутами, пересечения стержней - вполжелеза. Для придания рисунку большей объемности часть стержней пересекается внахлест и соединяется клепкой. Для того чтобы четко читалась исходная линия и не сливалась в аморфную массу параллельно идущих стержней, во многих местах вводятся шарики - фиксаторы.

Рис. 22В композиции ограды дома по ул. Воровского заложена идея наглядного показа пластических возможностей кованого металла (рис. 22 и 23). Ограда выполнена с удивительным мастерством, металл свободно перетекает по сложному рисунку звеньев решетки, перехлестывает через края цоколя и как бы застывает на его оштукатуренной глади.

Рис. 23Кованые элементы соединены клепкой, а пересечения стержней выполнены впол-железа с тщательной подгонкой в узлах. Следует отметить высочайшее качество кузнечных работ. Сварные соединения относятся к более позднему времени.

Одно из лучших зданий, созданных в стиле модерн, упоминавшийся ранее бывший особняк С. П. Рябушинского на ул. Качалова — имеет много художественных изделий, выполненных из металла, — ограда, калитки, решетки балконов и лоджий. Обращает на себя внимание необычная ограда этого дома (рис. 24 и 25).

Рис. 24Она выполнена способом гибки по шаблонам стандартных, большого сечения полос стали 25X40 мм. Элементы соединены сваркой. Если раньше в декоре модерна встречались отдельные волнистые текучие линии, то здесь все пространство заполнено стилизованным изображением волн. Это подчеркивается верхней полосой, то поднимающейся на гребень, то провисающей в промежутках между волнами. Эта полоса, соединяя спирали, тянется от угловых пилонов до подъезда.

Рис. 25При кажущейся простоте рисунка ограды в целом она сложна по своей ритмике в каждом отдельно взятом звене. Широкие зазоры между полосами металла сжимаются в тугую пружину у центра волюты. Ритм кривых линий перебивают прямые участки стальных полос то в нижней части спиралей, то в верхней, то у самого гребня волюты. Это одна из самых совершенных оград московского модерна.По рисунку и технологии изготовления аналогично решение решетки перил лестниц бывшего доходного дома Чижиковой на Садовой-Кудринской (рис. 26) и бывшего особняка А. И. Дерожинской в Кропоткинском переулке (рис. 27).

Рис. 27Обе решетки изготовлены из полосовой стали толщиной 12,5 мм, отдельные элементы заготовок в нагретом состоянии изгибались по шаблонам в спирали или дуги, а их опорным и свободным концам придавалась заданная форма.

Все элементы в верхней части объединены полосой, к которой крепится поручень, и соединены сваркой. Для стоек перил дома на Садовой-Кудринской были дополнительно использованы стальные стержни квадратного сечения, а отдельные элементы решетки соединены клепкой. Аналогично выполнены решетки перил лестниц бывшего Саввинского подворья (рис. 28) и жилого дома по ул. Медведева (рис. 29).

Рис. 28Стальные ленты

Одним из наиболее выразительных профилей металла, применяемых мастерами модерна, следует считать полосовую сталь. В композиционном и технологическом приеме создания пластического силуэтного решения решетки из стальных лент они достигли большого мастерства.

Рис. 29Рассмотрим несколько примеров.

Ограда бывшего владения архитектора А. О. Гунста (рис. 30) представляет собой плотный ряд вертикальных стержней, часть из которых торсирована для придания световой вибрации поверхности всей ограды. На этом фоне расположен прихотливый узор изгибающихся плоских стальных лент, используемых как украшение мощной стальной ограды.

Рис. 30Через два года, в 1901 г., архитектор А. Ф. Мейснер создает ворота бывшего торгового дома в Б. Черкасском пер. (рис. 31 и 32). В этой композиции вертикальные сгержни уже теряют свое значение. Их ритм реже, они не торсированы. Центральное место в рисунке отведено расходящимся от центра лентам. Они привлекают внимание, им подчинена линия выреза стальною листа в нижней части ворот. Именно «танец лент», колеблющихся как пламя костра, — основа темы, которая легко и свободно воплощена в металле.В том же 1901 г. одним из виднейших архитекторов московского модерна Ф. О. Шехтелем проектируется и строится особняк Дерожинской (рис. 33 и 34). Для изготовления ограды этого дома был использован стальной прямоугольный прут сечением 40X25 мм. От привычных для оград вертикальных стержней Шехтель отказался и создал решетку из гнутых, динамично, веером расходящихся вверх элементов, обращенных к зрителю своей широкой стороной. В верхней, менее плотной части ограды даны угловатые волюты — стилизованные розы.

Рис. 34Стойки ограды состоят из шести стержней, расположенных по три с обеих сторон решетки с просветами, равными 40 мм. Гнутые стержни решетки как бы свободно проходят между опорами, создавая непрерывный орнамент с рисунком, переходящим из одного звена в другое. Технология изготовления ограды, несмотря на непрерывность орнамента, проста и основана на последовательной стыковке абсолютно одинаковых, выполненых по одному шаблону, кованых звеньев.

Рис. 35Звенья изготовлялись вместе с крайними стержнями стоек, которые с двух сторон как бы зажимали элементы решетки, оставляя свободными только концы длинной 56 мм. При монтаже ограды звенья стыковались, элементы решетки соединялись сварными швами и закрывались средним стержнем стойки. Соединения и пересечения элементов ограды выполнены вполжелеза, клепкой. При монтаже звеньев применялась газовая сварка.

Рис. 36В 1902-1903 гг. на Кузнецком мосту был выстроен доходный дом «Сокол», при оформлении которого была сделана попытка создания на фасаде свободных композиций из полос, стержней и раскованных лент металла (рис. 35 и 36).

На доме по Пушечной улице в 1902 г. был установлен парапет, представляющий собой змеевидный асимметричный орнамент из гнутых раскованных на концах стержней (рис. 37)

Рис. 37Он стал прообразом бесстоечных линейных композиций, которые появились в 1904 г.В 1903—1904 гг архитектор А. А. Голецкий разработал проект особняка в Рюмином переулке с оригинальной кованой оградой (рис. 38).

Композицию решетки составляет один повторяющийся рисунок, в котором упру-гоизогнутые стержни перетекают из одного звена в другое Для ее создания использованы стальные стержни квадратного сечения со стороной 40 мм. При изготовлении деталей применялась гибка, разгонка и протяжка стержней для придания им заданной формы Пересечения стержней выполнены вполжелеза и продеванием, их соединения — клепкой Благодаря непрерывному, перетекающему рисунку точно подогнанных стержней и отсутствию явно выраженных стоек ограда кажется единой на большом протяжении В технологии ее изготовления есть много общего с оградой бывшего особняка Дерожинской в Кропоткинском переулке.

Композиция и рисунок ограды привязаны к местности, ее можно установить только на рельефе, имеющем уклон 1:10. Цоколь ограды уступами спускается по рельефу, усиливая динамичность и стремительность аллегоричного рисунка, в стилизованной линейной форме изображающего борьбу многоголовых змей-чудовищ.

Звенья готовились по шаблону. Функции стоек выполняют высокие вертикальные стержни, согнутые в верхней точке под углом, близким к 45°. Для удобства монтажа в вертикальной части высокого стержня вырезана половина сечения для крепления стержня примыкающего звена. При монтаже ограды звенья соединяются между собой болтами. Все элементы звеньев выполнены ковкой, а изгибы и завершения отдельных стержней имеют местные уширения.

Рис. 39Линейные композиции с включением объемных элементов. К этой группе можно отнести более живописные изделия, включающие различные объемные элементы, чаще всего выполненные из тонкого стального листа. Однако и здесь линия не теряет своего главенствующего значения. Тонкая графичность изделий из металла в архитектуре модерна остается ведущим принципом.

На рис. 39 показаны ограждения двух балконов бывшего дома А. А. Бахрушина. Ограждение меньшего балкона, ритмически несложное, представляет собой линейное построение из тонких стержней металла, интересно своими гибкими линиями наподобие стеблей водяных лилий. Некоторые элементы в верхней части ограждения раскованы в полосы. В рисунок включено объемное изображение самих цветов лилии, натуралистично выполненных вплоть до кованых пестиков.

Второй, протяженный по фасаду балкон имеет ограждения того же характера, но его отличительная особенность — разнообразие чередующихся ритмов стержней и сечений самих элементов Не затрагивая эстетической стороны вопроса и вкуса, следует отметить мастерство кузнецов, выполнивших эти балконы.

Рис. 40Композиционное решение ворот гостиницы «Метрополь» (рис. 40) охватывает весь арочный проем в целом Верхняя часть ворот — зеркальное изображение перевернутой арки. Рисунок створов строго симметричен и выполнен из стандартных стальных стержней трех сечений: 25X25; 13X25; 20X13 мм. Обвязка изготовлена из стальной полосы двух размеров: 50X25 и 63X25 мм. К верхним концам стержней сваркой крепятся штампованные объемные изображения листьев.

Рисунок ворот имеет одну особенность — он образован прямыми и изогнутыми линиями, объединенными в самостоятельные группы, при этом один из стержней каждой группы обязательно вторгается в расположение соседней и, как правило, в поперечном направлении (рис. 40). Этим достигается зрительное единство общей композиции рисунка.

Проходящий вдоль всего фасада балкон имеет решетку из тех же элементов, что и ворота, только собранную в ритмичный ряд слегка изогнутых стеблей. Этот ритм перебивают квадратные вставки с орнаментом из стеблей и листьев. Балконная решетка кованая, элементы ее соединены клепкой. Пересечения стержней клепанные, выполнены внахлест.

Художественный металл модерна не ограничивается плоскостными линейнными решениями декоративного направления. Он очень разнообразен и, как правило, в большинстве изделий используется ковка. «Стиль модерн можно рассматривать как период, из которого кузнечное дело извлекло долговременную пользу Снова появился интерес к совершенству техники изготовления изделия, снова стали цениться изобретательность и мастерство ручной работы. Исполнители эскизов в стиле модерн состязались в точности обработки, тонкой выразительности и прежде всего в верном воспроизведении деталей природы. В период модерна благодаря увлечению прикладным искусством и в художественной ковке возродилось уважение к наковальне, огню и руке, вооруженной кувалдой. Ведь только таким способом можно выразить в мелких изделиях оригинальные замыслы художников, касается ли это кованых вспомогательных деталей, решеток интерьера или экстерьера... В кузнечные работы с использованием нагрева вошла и отделочная чеканка на листе, этим способом выполняли такие пластические работы, которые ранее можно было получать только литьем» как отмечает Г. Семерак.

Рис. 42В этой связи рассмотрим ограду дома по ул. Б. Полянка (рис. 41) и решетку у надгробия Н. Л. Тарасова на Ваганьковском кладбище (рис. 42).

Ограда дома по ул. Б. Полянка своеобразна по своему решению. С одной стороны, в ней просматриваются элементы готики — острые углы, пики, трехчастные навершия стержней; с другой стороны, весь композиционный строй — широко раскинувшиеся плавные изгибы стеблей, асимметричность, неожиданный ритм промежутков между стеблями и эксцентричная пустота в середине прясла явно принадлежат модерну. Ограда откована в умышленно огрубленных формах в подражание корявым ветвям кустарников Монтажные соединения элементов в основном двух типов: хомуты, выполненные четко и точно, и соединения на штырях (сварка была применена при реставрациях).

Уникальна с точки зрения кузнечного мастерства мемориальная кованая ограда у захоронения Н. Л. Тарасова, выполненная по эскизам скульптора Н. А. Андреева. Следует отметить редкую графичность решения. Целостность и законченность композиций из металла в начале XX века несомненно идет от высокой культуры графики, которая в это время проявилась во многих видах искусства — гравюра, книжной графике, театральных декорациях, тканях. В этот период работали такие признанные мастера графического искусства, как Остроумова-Лебедева, Добужинский, Бакст, Бенуа. Многие художники работали как театральные декораторы. Именно графическими образами навеяно решение ранней работы Н. А. Андреева, тесно связанного в этот период, как и меценат Н. Л. Тарасов, с коллективом Московского Художественного театра.

Высокая кованая ограда из девяти прясел, очень легкая и ажурная, начинается от двух створок, как бы ворот, на которых даны профильные очертания иконописных фигур. «По своему почти ренессансному совершенству они заставляют вспомнить рублевские образы. Далее повторяются дважды идентичные мотивы: виноградные лозы с гроздьями, павлины, яблоки, олени. С противоположной стороны от входа изображено райское дерево, обвитое змеем, вверху — агнец. Всю эту композицию окружает солярный знак». Нетрудно угадать основную мысль замысла — попытку отобразить своеобразные райские кущи, в которые попадает душа согласно христианской религии. Решетка отличается высоким мастерством исполнения. Кузнецы с удивительной точностью воспроизвели рисунок Андреева, воплотив в металле легчайшие движения его пера.

Метрическое направление модерна

Рис. 43Наряду с декоративным направлением художественных изделий из металла, построенных на пластической выразительности изгибов линий, в модерне широко использовали и ритмику метрического строя.

Относительная простота определенного ритма элементов таит в себе богатые возможности благодаря наличию главных и второстепенных частей конструкции и, стало быть, главных и второстепенных акцентов композиции. Возникает возможность последовательного чередования больших и малых расстояний между стержнями, варьирования толщиной самих стержней, создания ритма плотных или узорных пятен. Этот прием был использован мастерами модерна как одно из средств получения многообразных решений в художественных изделиях из металла.

Рис. 44Не сразу определился тот выверенный метрический строй решеток, который отличает работы Ф. О. Шехтеля 1904— 1907 гг. Сначала это были поиски ритмики в пределах образного строя нового стиля. При этом стремление к декоративности все еще довлело над художниками, работавшими в этот период, и чистота решения не достигалась. Это были либо слишком перегруженные деталями ритмические построения, как кованые ворота бывшего особняка на Остоженке, либо слишком прямолинейные решения на тему метрического строя, кaк ограды административного здания в Рахмановском переулке или дома по ул. Алексея Толстого (рис. 43—44).

Рис. 45Постепенно вырабатывались те приемы, которые легли в основу метрического направления модерна. Рассмотрим один из любопытных примеров (рис. 45). Дом по ул. Щусева был перестроен в конце XIX века архитектором А. Ф. Любимовым. Вероятно, ворота изготовлены значительно позже, поскольку в них использованы элементы декора здания МХАТа, законченного Ф. О. Шехтелем в 1902 г. Они имеют ясную стилевую направленность — плавные гнутые линии, подчеркнутые неожиданно угловатыми деталями. Композиционная схема ворот напоминает театральную сцену с закрытым занавесом. Два гнутых стержня создают как бы обрамление сцены, над которой на двух крюках «свешивается» люстра зала. Частый ритм вертикальных стержней — занавес, у его раскрытия обозначены места двух эмблем МХАТа. Даже ряд мелких завитков — волюток — повторяют ряд таких же элементов в нижней части занавеса театpa. Если здесь есть какие-либо ассоциативные связи с театром в Камергерском переулке (ныне проезд Художественного театра), то должны быть и элементы, напоминающие фонари МХАТа, характерные по своим очертаниям. Действительно, в нижних правом и левом углах вставлены остроугольные гнутые элементы, такие же, как кронштейны фонарей театра.

Ворота изготовлены из прямоугольных стальных стержней шириной 25 мм и толщиной в 25, 13 и 6 мм с обвязкой сечением 50Х 40 и 25Х 25 мм. Нижняя часть ворот зашита листовой сталью. Все элементы соединены клепкой. Калитка аналогична по рисунку, но имеет стержни меньших сечений.

Метрическое направление модерна в художественном металле, параллельно с декоративным, появилось уже на первых шагах нового стиля в Москве. На этой основе еще в конце XIX века были созданы решетки цокольных окон бывшего особняка Густава Листа. Конструктивная схема этих решеток проста: по вертикальным, идущим с одним шагом стержням протянута провисающая, как бечевка, поперечная тяга, к которой. крепится многократно повторяющаяся фигура из двух кругов и трех радиально расходящихся лучей (рис. 46). Решетка выполнена из полосовой стали двух сечений, все соединения клепаные.

Рис. 47Сложнее по своему ритмическому строю небольшая решетка дома № 3 по Рахмановскому переулку. Эта ограда привлекает внимание по многим причинам. Она легка по своему построению, в ее рисунке есть что-то от клавиатуры музыкального инструмента. Особенность решетки в ее сложных и согласованных пропорциональных отношениях, она строится на гармоничном сочетании моугольников: темных, светлых, рассеченных линиями, но прямоугольников, и ни одного квадрата или иной геометрической формы. Соотношения членений звена подчинены модулю, за модуль принят самый широкий просвет между стержнями.

Рис. 48Следует обратить внимание на простоту изготовления ограды. Звенья кованые и выполнены из стальных стержней трех сечений: 25X20; 20X20 и 10Х20 мм и двух типов вставок из тонкого стального листа. Пересечения стержней даны вполжелеза, соединения клепаные. Такие ограды можно встретить и в других районах города, например, вблизи Селезневской улицы (рис. 47).

В 1907 г. архитектором Ф. В. Воскресенским был выстроен особняк Медынцева в Троицком (ныне Померанцевом) переулке, с оградой метрического строя (рис. 48). Звено ограды скомпоновано в одном повторяющемся ритме и состоит из пяти элементов, стянутых пятью сквозными тягами. В результате ограда приобретает сложный ритмический строй повторяющихся прямых линий, кругов, полудуг и трилистников. Однако ритм не утомляет повторами, потому что толщины стержней и расстояния между ними неодинаковы.

В заключение данного раздела приведем два примера решеток перил лестниц, созданных по чертежам Ф. О. Шехтеля (рис. 49 и 50). При некотором внешнем сходстве они отличаются друг от друга по конструктивной схеме и по пропорциональным соотношениям, есть различия в объемных элементах и деталях.

Рис. 50Общее в них только одно — строгая спропорционированность композиции рисунка. Аналогично решены перила лестниц дома по Телеграфному переулку (рис. 51). Для перил лестниц дома по ул. Кирова звенья ограждения (наклонные, прямые и повороты) готовились в заводских условиях, а при строительстве выполнены только монтажные работы. Для сохранения общего рисунка ширина крайних вертикальных стержней стыкуемых звеньев равна половине ширины остальных стержней стоек и только при сборке, вместе с примыкающей стойкой следующего звена, приобретает принятую для всех стоек ширину, а стык звеньев становится незаметным.

Рис. 51Решетка перил выполнена из прямоугольных стальных полос и стержней сечением 20X25; 13X20 и 3X20 мм и прутков круглой стали диаметром 10 мм. Декоративные элементы (стилизованные «жуки») из тонкой листовой стали выполнены штамповкой. Все элементы ковались с применением шаблонов и соединялись между собой клепкой. Особенность конструкции перил — применение редко встречающегося решения — ряда круглых продольных стержней нижнего пояса, пропущенных через специальные сквозные отверстия в стойках и полосах, обрамляющих декоративные элементы. Подобный рисунок решетки можно встретить в ограждении балконов дома по М. Могильцевскому переулку и в других домах, построенных в этот период.

В отличие от рассмотренных ограждений, для перил дома по ул. Фрунзе были использованы прямоугольные стальные прутья и полосы сечением 20X20; 13X20 и 13X6 мм. Декоративные накладные ромбы отштампованы из листовой стали, все продольные прутья — накладные и охватывают стойки с двух сторон. Крепление продольных и провисающих элементов к одиночным стойкам осуществлено клепкой, пересечения их со стойками из трех стержней выполнены вполжелеза. Накладные элементы крепятся шурупами.

Метрический строй часто использовалсяся мастерами модерна при разработке перил лестниц.

Конец XIX — начало XX веков сложный период в искусстве Москвы, и это не могло не отразиться в работе мастеров по художественному металлу. Вплоть до Октябрьской социалистической революции изготовлялись художественные изделия из металла зданий как эклектики,так и зданий в стиле модерн, в моде были стилизации под московский ампир, а в первое десятилетие XX века возникла тенденция ретроспективизма — активно использовались мотивы допетровской Руси. Самое впечатляющее произведение этого направления ансамбль бывшей Марфо-Мариинской общины, построенный в 1908—1912 гг. по проекту А. В. Щусева. В наши дни здесь работает Всесоюзный Художественный центр имени академика И. Э. Грабаря.

Взяв за основу работы древних мастеров Пскова и Новгорода, Щусев, не копируя конкретно ни один из образцов, попытался воссоздать их методы ковки и образный строй.

Не рассматривая ансамбль в целом, остановимся на интересующем нас вопросе — художественном металле. Исходя из того, что железо для древних псковичей и новгородцев было дорогим и не столь уж распространенным строительным материалом, А. В. Щусев требовал от кузнецов тщательной продуманности исполнения изделий с тем, чтобы ни одна полоса металла не пропала даром. Он разработал эскизы индивидуальных решеток почти для каждого оконного проема, сообразуясь с его формой и местом в стене здания или сооружения.

В заключение следует сказать, что на рубеже XIX—XX веков художественный металл в Москве получил наиболее широкое распространение. В подавляющем большинстве это были кованые изделия. Художественное литье применялось крайне редко. Зато московские мастера этого времени — художники, архитекторы и кузнецы — показывали удивительную увлеченность и изобретательность в работе с кованым металлом. Они настойчиво стремились к поискам нового интересного, подчас неожиданного композиционного решения и художественной выразительности при максимальной технологической простоте.

В конце своего короткого, но бурного развития модерн пришел к простым рациональным решениям. Художественному металлу отводилась сугубо утилитарная роль, чем в известной степени была подготовлена почва для нового понимания функций художественного металла в структуре городской среды, характерного для последующего периода — конструктивизма.





 
Все права принадлежат их обладателям.
Остальные - © LeJardin 2003-2006
Тел. в Москве: 997-4629; 8-916-151-4139

web дизайн, создание сайтов, веб дизайн, разработка сайтов, продвижение сайта, web сайт, раскрутка сайта, дизайн студия [AD]